24/799,98%SLA

Петербургский smart city: горе без ума

  • Когда: 27 Апреля 2017 г.

РБК

Для создания «умного города» Санкт-Петербургу необходимы развитая телеком-инфраструктура, инновационная экосистема для взращивания идей, заинтересованные заказчики от бизнеса и власти, а также осведомленные потребители. Пока из этого списка готова только инфраструктура, — признали участники дискуссионной сессии «Цифровой Петербург. Технологические перспективы» РБК Digital Форума.

Умные разногласия

«Так исторически сложилось, что Петербург — это российская колыбель связи. Многие телекоммуникационные технологии появились именно здесь. Тем не менее, нельзя сказать, что хотя бы какие-то технологически прорывные идеи, относящиеся к smart city или digital city, получили развитие в Петербурге и стали широко известны», — обрисовал ситуацию с развитием технологий в городе Юрий Брюквин, генеральный директор агентства «Рустелеком».

Игроки телеком-рынка уверены: их сети построены так, чтобы удовлетворить не только текущие запросы пользователей, бизнеса и власти, но и те, которые могут возникнуть в будущем в связи с развитием технологий интернета вещей и smart city. В МТС, к примеру, утверждают, что Петербург опережает не только российские города и Москву, но даже развитые европейские и североамериканские мегаполисы, пропуская вперед по уровню развития и технологичности инфраструктуры разве что некоторые города Южной Кореи.

Чтобы Петербург стал «умным городом», должна сложиться его четкая и стройная концепция, в которой было бы понимание целей развития подобного проекта. К сожалению, универсального рецепта тут нет: каждый город выбирает свой путь, вкладывая в термин smart city собственные смыслы.

Например, как рассказали представители IBM, в Нью-Йорке основная задача smart city — создание комфортной цифровой среды обитания, а не получение прибыли. В Новосибирске, где IBM также участвует в реализации проекта по развитию «умного города», его понимают как возможность построения маленькими локальными стартапами услуг нового формата и интеграцию этих услуг на благо населения.

В Петербурге же «умный город» представляет собой разрозненные элементы паззла, которая пока не складывается.

Идейный голод

Сдерживающим фактором развития «умного города» в Петербурге, как, впрочем, и в России в целом, является отсутствие прорывных идей, имеющих прикладное значение.

«У Петербурга, действительно, нет ограничений для развития „умного города“, с точки зрения инфраструктуры и сетей, потому что для такой системы критически важным является наличие развитой и качественно работающей сетевой инфраструктуры, позволяющей собирать данные, обмениваться ими, обрабатывать, выдавать обратную связь в виде мобильных приложений для пользователей, — уверен Сергей Цветков, директор по развитию бизнеса Wonderware Russia, — Проблема заключается в отсутствии рынка данных и приложений».

«Стартапов в РФ, в принципе, немало, но тех, которые получили бы дальнейшее развитие в городе и в стране, у нас практически нет — поясняет Константин Сметанин, директор по развитию Диджитал Департамента Банка „Санкт-Петербург“. Причин несколько — недостаточная проработанность или отсутствие бизнес-модели, отсутствие проверки тезисов и гипотез, что не дает возможности понять перспективы и ценность идеи. Конечно, не все безнадежно. То, что здесь может заработать, мы с удовольствием развиваем — помогаем инвестиционно, запускаем совместные проекты».

«Сегодня IT трансформирует бизнес, поэтому многие компании, независимо от отрасли, располагают собственным R&D, который генерирует новые идеи и оценивает их применимость на сети и для абонентов, — уверен Денис Мещеряков, директор по развитию сети Северо-Западного филиала компании „МегаФон“. — Мы, к примеру, работаем в области создания приложений для запуска новых сервисов и улучшения качества услуг, и в этом отлично разбирается наш департамент разработок».

Михаил Гущин, директор по маркетингу Холдинга RBI видит и другую причину такого «провала»: «Если вспоминать последние громкие стартапы, на ум сразу приходят Snapchat, Pokémon Go — это приложения, которые носят исключительно развлекательный характер. Вот они действительно „выстреливают“ и быстро исчезают. Когда мы говорим о Smart City, то здесь другие задачи, такое приложение должно отвечать за услуги, которые люди привыкли потреблять более или менее осознанно».

В IBM иначе смотрят на ситуацию. «Идеи в области „умного города“ есть. Дело в том, что развлекательные стартапы, нацеленные на массовую аудиторию, всем хорошо известны, о них говорят СМИ, ими все пользуются. А о технологических стартапах в области smart city известно гораздо меньше, — рассказал Николай Марин, архитектор „Смарт Сити IBM“. — Мы, к примеру, купили стартап в области анализа больших объемов данных The Now Factory, большая часть разработчиков которого находится в нашем офисе в Петербурге».

Также сдерживающим развитие фактором является финансовая составляющая стартап-проектов. «Стартапы — это фактически поиск новых бизнес-моделей, новых рыночных ниш, которые не были известны до этого. Естественно, это путь через грабли, сплошные ошибки. Однако цена ошибки в России гораздо выше, нежели в США или в Европе, по той простой причине, что любая ошибка — это минус к доходности компании. Одна, две или три ошибки — и предприятие уже закредитовано, а в этом случае, при нашей ставки рефинансирования, его можно сразу закрывать», — говорит Николай Марин.

В образовательной среде также осознают эту проблему, правда, корни ее видят в разрыве между запросами бизнеса и возможностями российских вузов. «Мы наблюдаем технологический разрыв, — объясняет Антон Зарубин, проректор по информатизации СПб ГУТ им. проф. М.А. Бонч-Бруевича. — Технологии развиваются настолько быстро, что мы можем успевать учить студентов методам, но учить их технологиям практически бесполезно. Если телеком-технологии хотя бы немного стабильны, то IT-отрасль развивается настолько быстро, что система образования за ней не успевает».

Ставка на приложения

Конечно, говорить о том, что в Петербурге вообще нет приложений и систем в области smart city, нельзя. Однако они, как правило, закрывают лишь очень узкий сегмент задач.

«МегаФон» сконцентрирован на развитии приложений, которые позволяют удовлетворить существующий спрос абонентов и создают добавленную ценность тем сетям, которые строят операторы. И прежде всего, это приложения в области медиа и финансовых сервисов.

«Вторая европейская платежная директива, которая предписывает банкам предоставлять доступ к их счетам любой сертифицированной организации, делает финансовый рынок интересным для сторонних игроков, — комментирует Виктор Достов, председатель совета Ассоциации участников рынка электронных денег и денежных переводов „АЭД“. — Сейчас, как и у банка, у любой организации с большой аудиторией — сотового оператора, соцсети, мессенджера — есть прекрасный шанс отъесть кусок пирога».

Также много инноваций внедрено и уже используется в Пулково, хотя этот петербургский аэропорт все равно пока отстает от аэропорта Барселоны, которая считается одним из самых «умных» городов мира. «Но все эти проекты — лишь отдельно взятые здания, а не инфраструктура города в целом», — подчеркивает Цветков.

Андрей Захаров, директор по продуктам и инновациям Linxdatacenter, напомнил, что одним из реально работающих городских примеров является платежное приложение ЗСД: «Это прекрасное приложение для конечного пользователя, существенно облегчающее жизнь автомобилистов в Петербурге. Приложения, интегрированные с картами лояльности заправок, также можно считать частью „умного города“. Огромным плюсом всех этих приложений для горожанина является возможность напрямую взаимодействовать с крупной организацией, решая регулярные задачи быстро и без проблем, — заметил Захаров. — Зачастую предприятие не может запустить колл-центр или открыть множество филиалов, но сделать приложение, которое позволит потребителю видеть, какие услуги он уже получил, каковы тарифы на них, оплатить их, осуществить доставку — это может сделать любое предприятие. Вот в этой плоскости есть серьезный потенциал развития для города».

Zaharov.jpg

Андрей Захаров, директор по продуктам и инновациям Linxdatacenter

RBI, в свою очередь, разрабатывает приложения сразу в двух областях. Первое представляет собой приложение для взаимодействия жильцов отдельного ЖК. Это не просто соцсеть: в приложение интегрирован функционал для оплаты услуг, подачи данных со счетчиков, вызова сотрудников для ремонта и так далее. «Инвестиции в этот проект не окупятся напрямую, — подчеркивает Михаил Гущин, — это вложения в бренд компании, в лояльность наших клиентов».

Второе направление связано с приемкой работ на сдаваемом объекте. Здесь используется не собственная разработка, а решение компании Conject. В процессе приемки дольщики могут фиксировать замечания в приложении через iPad, каждое замечание попадает в облако, и там автоматически формируется задача на устранение недочета. Такое приложение существенно упрощает взаимодействие компании с дольщиками при сдаче объектов.

Прорыв на петербургских дорогах

Решений, которые бы работали на город в целом, пока в Петербурге чрезвычайно мало. Исключение, пожалуй, есть лишь в области управления дорожным движением. Здесь есть прорывные технологии масштаба города.

В частности, РИПАС СПб создала для Петербурга систему приоритетного проезда автотранспорта. Сейчас уже идет ее внедрение. Модельные эксперименты показывают, что, благодаря этой системе, на отдельных автобусных маршрутах время движения можно сократить примерно на 15% за счет более комфортной работы светофоров. Это приведет к аналогичным показателям экономии топлива, выбросов СО, и позволит сократить число необходимых автобусов на маршруте без снижения качества обслуживания пассажиров. При этом не будет создаваться проблем для движения других машин: задержки для поперечных потоков составят лишь 2-3%

Драйвером для развития проекта стал Чемпионат мира по футболу: до этого найти финансирование было сложно. Масштабное мероприятие вынудило искать путь решения транспортной проблемы и оптимизировать дорожную инфраструктуру. Опыт показал, что благодаря системе и создаваемому «зеленому коридору» шаттл по Московскому проспекту может двигаться без остановок с минимальным влиянием на остальной транспорт: задержка переключения светофора для пересекающих перекресток потоков составит лишь несколько секунд.

Есть и еще одно направление инноваций, позволяющее существенно увеличить эффективность работы светофоров. Последние версии разработанного в Санкт-Петербурге периферийного управляющего оборудования — дорожных контроллеров, позволяют управлять потоками на перекрестке по каждому отдельному направлению движения, адаптивно корректируя необходимые длительности сигналов по показаниям детекторов и кнопок пешеходов. По оценкам эксперта, это может улучшить эффективность движения транспортных потоков в городе, даже без существенных перестроений дорожной сети.

Правда, и в этом направлении есть, куда развиваться. «В ряде европейских городов развивается технология эковождения — когда машина подъезжает к светофору, бортовой навигатор заранее получает информацию, сколько секунд осталось до включения зеленого сигнала. И водитель заранее может получать рекомендации ускориться или притормозить, чтобы не останавливаться полностью при подъезде к перекрестку, — рассказывает Нил Подозеров, директор по науке ООО „РИПАС СПб“. — У нас в управляющей светофорами системе уже сейчас есть все данные, чтобы их предоставлять, однако инвестировать в подобный проект желающих нет, так как не ясно, как его монетизировать. За рубежом на подобные проекты выдаются огромные гранты, а у нас такой практики нет. В результате, складывается парадоксальная ситуация: когда приходит зарубежное решение с подобным функционалом, ему доверяют и покупают. А нам не прорваться, потому что нет истории внедрений».

В поисках умного спроса

И все же самой большой проблемой является, по мнению экспертов рынка, отсутствие умных заказчиков. «Главный вопрос — в правильной постановке задачи для рынка, то есть в заказчике. Например, в 2013 году Кабардино-Балкария приняла республиканскую программу „Безопасная республика“. В ее рамках разработали концепцию, запустили программу, наладили механизм ГЧП. „Ростелеком“ отстроил все сети, разместил камеры, датчики сбора информации, организовал ЦОД, обработку, и в самой республике предлагает это как услугу. То есть компания полностью инвестировала в инфраструктуру и предлагает услугу республике за абонентскую плату, то есть существенных инвестиций от региона не потребовалось. В Петербурге же такого заказа нет, так что и ГЧП не на чем строить», — говорит директор департамента планирования технической инфраструктуры макрорегионального филиала «Северо-Запад» ПАО «Ростелеком» Константин Маевский.

Не хватает и умных пользователей. В частности, это касается применения smart-технологий в жилой недвижимости. «Если мы говорим об «умном доме» как о системе управления каждой квартирой, о подаче данных со счетчиков, то нужно учитывать: 80% нашего рынка — это квартиры без отделки. Как только рынок дойдет до состояния, когда будут востребованы квартиры с отделкой — а мы постепенно движемся в этом направлении — то следующая опция, которую будут предлагать застройщики, это «умная квартира», — прогнозирует Михаил Гущин.

«Люди не до конца понимают, зачем нужны smart-системы, не видят в них необходимости. Мы предлагаем системы „умного дома“ — снятие параметров счетчиков, управление инфраструктурой домохозяйства, но существенного спроса нет, — рассказывает Константин Маевский. — Мы пытаемся выходить на управляющие компании, но перспективы пока не слишком радужные, хотя есть отдельные интересные проекты». В пример таких проектов он привел Gatchina Gardens- большой микрорайон в пригороде. «Там мы реализуем комплексную систему безопасности: интеллектуальное видеонаблюдение, видеофиксацию, безопасность периметров, покрытие всей территории Wi-Fi и так далее, — продолжает К. Маевский. — Но в данном случае запрос шел со стороны бизнеса, который готов эти технологии финансировать».

Как принудить к прогрессу?

Решить проблему могли бы принудительные меры. Например, если регулятор обяжет сбытовые компании автоматизировать сбор показаний со счетчиков, то проникновение этих систем в квартиры быстро ускорится. Если тот же регулятор потребует от сбытовой компании устанавливать датчики утечек газа в рамках социальной ответственности бизнеса, то дома в России станут безопаснее.

Однако пока существенных подвижек в этом направлении нет — без них нет и инвестиций. «Любые цифровые технологии, которые мы внедряем, несут за собой расходы. Управление датчиками, создание службы их мониторинга — это расходы. Их надо включить в тариф, а значит, надо менять законодательство», — поясняет Борис Латкин, генеральный директор компании «​Рокет груп». «Цифровые технологии не смогут прийти к нам до тех пор, пока не начнет меняться законодательство», — резюмирует он.

Другой вариант — просвещение конечных пользователей. В этой области, возможно, стоит брать пример с финансовых институтов. Например, когда Сбербанк решил внедрять мобильные технологии для конечных пользователей, в каждом его офисе консультанты предлагали посетителям установить приложение и показывали, как им пользоваться. Это дало свои плоды: сейчас удаленные каналы обслуживания Сбербанка динамично развиваются.

Но самое главное — заблаговременное создание среды для развития тех или иных «умных» технологий, — посчитали участники обсуждения. Например, по словам Бориса Латкина, стоило бы ориентироваться на китайский опыт: «Не так давно был принят генеральный план развития Пекина на 50 лет. В нем уже заложена инфраструктура для беспилотных автомобилей и летающих беспилотных объектов. Поэтому, когда беспилотники появятся, для них все будет готово. Мы же в это время начнем думать, как переделать наши улицы, потому что вдруг появились беспилотные машины».

Наверх